Эйдельман Тамара
2020/07/24 в 20:16 | 13247
Испорченный некролог

Несколько дней назад рассказывала группе детей о Верденском сражении и о (тогда еще) генерале Петене, который так блистательно Верден защищал. И о том, что с Петеном, уже ставшим маршалом, произошло дальше. Мои юные слушатели удивлялись и спрашивали: «А почему же он так делал?» Действительно, зачем маршал Петен делал то, что он делал? Я никак не могу найти вразумительный ответ.

Будущий великий герой и великий преступник родился в 1856 году в крестьянской семье. Был он очень религиозным, как и вся его родня, замкнутым в себе —до трех лет не разговаривал. Потом подрос, решил стать военным, выучился «на медные деньги», начал служить.

Карьеру он делал медленно — никаких особых связей у него, естественно, не было, характер был независимый и неуживчивый, что тоже не очень помогало. Через много лет, дослужившись до полковника и став преподавателем в военной школе, он должен был прокомментировать для собравшихся офицеров маневр, который демонстрировал некий генерал, атаковавший со штыком пулеметное гнездо. Петен, не задумываясь, сообщил, что генерал продемонстрировал все ошибки современной военной тактики, потому что «Прежде чем атаковать цель, ее надо уничтожить огнем. Огонь убивает!». Фраза «огонь убивает» стала знаменитой — что о критикане-полковнике думал генерал, история умалчивает.

Похоже, что подобных инцидентов в его карьере было много — во всяком случае в 1914 году Петен все еще был полковником, генералом его делать отказывались, до спокойной отставки и незаметной старости оставалось десять лет. И тут началась Первая мировая война.

Петен так прекрасно сражался в первые месяцы войны, что быстро стал генералом. В это время он тоже постоянно ссорился и спорил с начальством. Основная стратегия французской армии сводилась к тому, что надо наступать в любой ситуации с любыми жертвами. А Петен в жуткой мясорубке 1914 года хотел сохранять жизни солдат. Один раз он даже остановил успешное наступление, потому что жертв было слишком много. Командование возмущалось, солдаты его обожали.

В феврале 1916 года Петена отправили защищать город Верден — важнейшее место на всем фронте, защищенное несколькими десятками огромных фортов. Тогда еще никто не знал, что Верденское сражение станет одним из самых страшных и кровопролитных в истории Первой мировой войны, а позже будет восприниматься как «Битва Битв», великий символ — для кого-то бессмысленной кровавой бойни, для кого-то — стойкости французской армии. А Петен станет символом этого сражения.

Он появился здесь в тот момент, когда германская артиллерия беспрерывно обстреливала город и окружавшие его укрепления, немецкие солдаты уже захватили несколько важнейших фортов, а среди французов царили растерянность и уныние. Петен навел порядок, вдохнул во всех уверенность, реорганизовал оборону.

Немецкие солдаты находились под Верденом практически бессменно в течение всего сражения, длившегося с февраля по декабрь 1916 года. Когда потери полка становились слишком большими, то его просто доукомплектовывали свежими силами. А Петен хотел, чтобы его силы всегда были свежими. Единственная незанятая немцами дорога, которая вела к Вердену, была превращена в беспрерывно функционирующую транспортную артерию. Грузовики с боеприпасами, оружием и солдатами шли по ней с интервалом в 15 секунд. Если грузовик застревал (, а дорога быстро превратилась в море грязи), то его просто сталкивали на обочину — чинить времени не было. Но зато французские солдаты находились под Верденом не больше пяти дней — потом уцелевших отводили на вторую линию, а через несколько дней в тыл. На их место приходили другие.

Популярность его была невероятна — как написал один историк, есть два взгляда на то, кто обеспечил победу французов под Верденом: командующие и политики считали, что генерал Нивель, атаковавший любой ценой, а все солдаты — что Петен. Не удивительно, что через год, когда во французской армии начались массовые солдатские бунты, то к возмущавшимся войскам отправили именно Петена, который смог их успокоить, отменил кровавые и бессмысленные атаки, разрешил многочисленные увольнительные для поездок домой — и продолжил военные действия.

Вот тут бы и прервать рассказ. И была бы это биография боевого генерала, которого после войны торжественно сделали маршалом, любимца солдат, окруженного всеобщим почетом. Ну можно еще на два десятилетия продолжить — рассказать, как стареющий маршал стал военным министром, послом в Испании, писал книги — и даже был с почетом избран во Французскую Академию. Взглядов он, конечно, всегда придерживался консервативных, но при этом, например, еще в молодости сомневался в виновности Дрейфуса — неожиданная для военного позиция, в 30-е годы возмущался разными антисемитскими выходками, подписывал петицию в защиту немецких евреев. А потом началась Вторая мировая война.

Как только немецкие войска в 1940 году вторглись во Францию, Петен, которого сделали главой правительства, стал доказывать, что нужно капитулировать. 17 июня 1940 года он обратился по радио к нации: «С тяжелым сердцем я говорю вам: нужно прекратить сопротивление».

Ну здесь еще тоже можно найти какие-то оправдания. Конечно, куда симпатичнее выглядит генерал де Голль ( кстати, бывший ученик Петена), который отказался подчиниться, заявил, что французы будут сопротивляться — сначала в колониях, а потом вернутся и освободят свою страну. Предположим, что Петен просто хотел спасти солдат и поэтому не призвал к борьбе до последней капли крови.

Но дальше-то он стал правителем той части Франции, которую ему оставили немцы, обосновался в Виши, быстренько демонтировал все демократические институты ( чего от него Гитлер совершенно не требовал), стал практически диктатором, с помощью пропаганды, постоянно напоминавшей всем о том, что он «победитель при Вердене», раздул свой культ «спасителя» до невероятных размеров — и побежал впереди паровоза.

Петен делал все, что могло понравиться Гитлеру, еще до того, как тот что-либо ему предлагал. Например, он ввел антиеврейские законы по собственному почину. Встречался с немецкими руководителями, пожимал руку Гитлеру. Одобрял все, что творили немцы в оккупированной части Франции. Начал депортации евреев, хотя на территории вишистской Франции не было ни одного фашистского солдата — больше в Европе так никто не поступал. Позже Петен создал ужасающую «Французскую милицию», которая охотилась за бойцами Сопротивления с не меньшим пылом, чем фашисты — партизан арестовывали, пытали, расстреливали. Де Голля, кстати, Петен приговорил к смертной казни — к счастью для Франции, заочно.

При этом довольно долго многие французы верили, что обожаемый маршал ведет двойную игру — для вида сотрудничает с немцами, а на самом деле поддерживает де Голля и его комитет «Свободная Франция». Сам Петен после войны тоже пытался так защищаться. Но что-то в это верится с трудом.

В конце войны фашисты вывезли Петена в Германию, хотя он этого не хотел. Старый маршал смог уехать в Швейцарию, а потом сам вернулся во Францию — где его ожидало всеобщее презрение и суд. Петена обвинили в государственной измене, в многочисленных преступлениях, лишили французского гражданства, права носить многочисленные награды, а затем приговорили к смертной казни (правда, с большинством в один голос). Через сутки де Голль заменил смертную казнь пожизненным заключением.

В 1951 году уже совершенно выжившего из ума Петена перевели в больницу, через месяц он умер. С тех пор политики, историки, военные не перестают спорить: как к нему относиться? — как к великому герою, спасшему Францию под Верденом? Как к гнусному тирану и приспешнику фашистов? Кто-то говорит, что надо разделить «двух Петенов» и по-разному их оценивать. Кто-то считает, что это невозможно, и преступник-Петен затмил все свои предыдущие достижения. Его тело выкрадывали из могилы, находящейся рядом с местом его заточения — чтобы захоронить в Вердене или в Париже. Тело нашли, вернули на место, могилу залили бетоном — но за прошедшие десятилетия главы Франции несколько раз возлагали на нее цветы…

Оригинал